проект:    архи.всё -> энтропия
   «ГРАД БОЖИЙ» ПЕРЕД ЛИЦОМ РЕВОЛЮЦИОЦЕНТРИСТСКОЙ ФИЛОСОФИИ ИСТОРИИ
Центр Исследования Хаоса Энтропия
Архитектурный журнал
прессслужба


Лекции
Строительство

 

Классические дискурсы философии истории, стянутые к процедуре формирования целокупного концептуального образа всемирной истории, ныне или дисквалифицированы, или занимают маргинальное положение. Однако иные глобалистские синтезы продолжают сохранять ценностный статус в интеллектуальной и политической сферах. В первую очередь это касается революциоцентристской онтологии, которая подвергнута теоретическому разоблачению либеральной мыслью, усматривающей ее эпистемологию в философских синтезах Нового Времени; революциоцентризм предстает здесь в качестве редукции основных позиций христианского вероучения - мессианства, холизма, эсхатологизма.

При этом оказывается недостаточно проясненным другое, более значимое, основание революционной теории - языческая космология с ее центральным образом - циклическим возрождением через хаос. Сам процесс обновления в «очистительных водах» хаоса, возрождения «из пепла», согласно «древнеязыческой религии революции» (Д.Биллингтон), поддается воздействию людей, способных на основе корыстно-магических манипуляций «сговориться» с богами, жаждущими жертв. Собственно, языческие воззрения неизбежно отличают любую революционную теорию, являющуюся интеллектуальным продуктом Новогo времени.

Главным признаком этой теории выступает отрицание всего существующего миропорядка во имя идеального будущего. Такое неприятие современности предполагает посягательство на базовые ценности европейской цивилизации, ее правовые и моральные основы, которые исторически формировались в лоне христианства.

Библейский Бог требует равного права для всех, так как перед Ним - источником и хранителем правовой идеи - различия между людьми не имеют значения: христианская этика основывается на положении о неизменной сущности и целесообразном порядке всего существующего и признает божественную заповедь, как мерило добра и праведности. Революционная идея, предусматривающая социальную селекцию, объявляет войну Богу и всем следам Его присутствия в западной цивилизации. Характерно, что инсургенты, сотворявшие революцию во Франции конца XVIII века, вместо низвергаемых символов христианской веры утверждали другие - новоязыческие культы. Спустя век с лишним «якобинец с народом» Ленин оказался во главе революции, которую он рассматривал как «праздник» угнетенных масс и которая принесла с собой беспримерные гонения на церковь и верующих и заместила религию идеологией насилия, оправдывавшей массовые «чистки» по социальному и этническому признакам.

Троцкий, стоявший в интеллектуальном отношении на голову выше всех вождей большевизма, в разгар брутальной революционной мистерии, в 1919 году, выпускает книжицу с весьма характерным названием - «Порядок из хаоса»: советская деспотия вырастала из «страшного крушения господствующих клик и их приспешников», по поводу чего и ликовал Троцкий, страстно желавший, чтобы «торжествующее хрюканье Нью-йоркской биржи» перешло в «ее» предсмертный хрип». (Кстати, вряд ли И. Пригожин и И. Стенгерс, называя свою работу «Порядок из хаоса», ставшую Книгой книг синергетики, отдавали себе отчет в том, под каким «дискурсом» они подписываются: впрочем, удивляться не приходится, синергетика - это идеология, мировидение. Как видим, - руническое). Не требует дополнительных комментариев и тот факт, что катехизис «зрелого» ленинизма - Краткий курс» завершается выдержкой из статьи Сталина «О недостатках партийной работы», нашпигованной плоскими аналогиями между большевизмом и героикой античного эпоса.

В этом же ключе следует интерпретировать идеологию национал-социалистической революции - гитлеризм густо замешан на язычестве древних германцев, оснащен псевдорунами «мирового льда», «провидения» и проч., и «нибелунги» из государства СС бились за очищение расы, ввергнув мир в хаос войны и геноцида. Представление о богоборческом характере революционных идей, казалось бы, не «работает» на Востоке, ибо ли идеи бытийствуют внутри ислама, никак не вопреки ему. Но по не исключение из правила, а другое правило: во-первых, бунтарство Востока носит отчетливо антизападный характер и мусульманство служит его идейным оружием; во-вторых, (эта позиция М. Шелера, поддержанная А. Камю, другими философами) революция - как идея и как практика - возможна там, где равенство, несмотря на фактическое неравенство, присутствует в виде ценности. В традиционных же обществах возможны борьба за власть, политические потрясения, но никак не революция.

В целом же революционные теории, восстанавливающие языческое мировидение истории, играют весьма неоднозначную роль: выражая назревшие потребности общественного развития, которые не были своевременно удовлетворены власть имущими, они, при их практической реализации, угрожают основам христианской европейской цивилизации.

Более того. Похоже, что свою разрушительную работу они уже сделали: христианские начала западной культуры размыты? ослаблены? подорваны? Дело, разумеется, не только в революциоцентристском активизме. Культурное и историческое сознание евроатлантической цивилизации, восходящее к философии истории Аврелия Августина, испытывает глубокий надлом, связанный с утратой представления о самолостоверности человеческого сознания, покоящемся на божественном предопределении. Философский разум откликнулся на эти сдвиги отрицанием смысла истории в пользу концепта цикличности, в котором явственно обнаруживает себя неоязыческая « хаосология ». Так что революционная систематика предстает в качестве частного случая новоевропейского «богоборчества». Наука и теория превзошли идею «Града Божьего». Выдержит ли сам «град»?

  . страницы:
1   
>  
   
   
   
  . содержание:
       архи. трансформер ( развернуть и cвернуть )
      
  . архи.поиск:
  . архи.другое:
Эффект Ёлки
  . архи.дизайн:
 
  Семён Расторгуев ©  рaдизайн ©


    © Бухараев В.М.

    © 2007—2015, проект АрхиВсё,  ссылайтесь...
Всё.