проект:    архи.всё -> энтропия
   Синергетика: за и против хаоса (заметки о науке эпохи Глобальной смуты)
Центр Исследования Хаоса Энтропия
Архитектурный журнал
прессслужба


Лекции
Строительство

 

Категория "хаос" прочно утвердилась в последнее время в словаре естественных и

гуманитарных наук [1]. Понятие же "хаосология" как обозначение одного из направле-

ний синергетики, хотя становится более популярным, вызывает неоднозначное

отношение. Напомню, что оно было предложено более 10 лет назад М. Берри, который

указал, что изучение хаоса, перестав быть областью теологии, означает в контексте

квантовой физики "область изучения детерминистского хаоса" [2]. Иными словами, речь

идет об области научного знания на стыке с философской проблематикой

необходимости и случайности.

При "разведении" обыденного и научного представлений о хаосе можно идти

разными путями. Один из них - сопоставление этой категории с "родственными"

понятиями. Я пойду этим, чисто науковедческим путем (за исключением самых необ-

ходимых пояснений), но попытаюсь применить наличные теории хаоса к актуальным

предметам социально-гуманитарного знания (что в какой-то мере позволит более

основательно судить и о научном статусе этих теорий). Чтобы сделать это, надо

вкратце охарактеризовать состояние человечества и мира на рубеже XX-XXI веков.

Работы В. Вернадского, П. Тейяра де Шардена, Э. Янча, Н. Моисеева, М. Геф-

тера позволяют увидеть в изменениях судеб человечества на грани II и III тысячелетий

процесс, аналогичный тому, который происходил на стыке антропо- и социогенеза, а

может быть, и при зарождении Жизни. Его можно понять как возвращение

человечества из истории в эволюцию и назвать "Великим возвращением". Хотя подоб-

ный процесс имеет определенный вектор, сущность его многозначна и поэтому можно

говорить о "Великом возвращении" как о совокупности нескольких групп процессов со

своими траекториями [3]. Одна из этих групп включает то, что называют "концом

истории", но не в смысле потери исторического полиморфизма и не как обрыв истории,

но как ее исчерпание (предельность?). Это касается социальной истории ("истории

социального изменения" по Ф. Броделю), или истории, которая определялась домини-

рованием социального начала человеческого бытия, обособленного и отчужденного от

истории природы и эволюции человечества как рода.

Сюда же входит - и это лишь кажется парадоксальным - возрождение доинду-

стриальных форм, идентичностей и субъектов, ранее сведенных до положения

объекта истории, творимой Западом. Возрождение таких форм (внестадиальных и,

значит, превращенных), как и исторической преемственности в эволюции незападных

социумов, означает восполнение структур, утраченных в ходе мировой истории, что

компенсирует исчерпание ("усыхание", упрощение) социальной (и мировой) истории,

Ч е ш к о в Марат Александрович - доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института

мировой экономики и международных отношений РАН.

придавая ей новую полноту и подлинную универсальность (М. Эпштейн). Подчеркну,

что возрождение доиндустриальных форм проявляется двояко: и как возврат к

докультурному, архетипическому или антропологическому началу (фундаментализм, по

П. Гуревичу [4]), и как возрождение незападных культурно-исторических традиций,

причем в их новом - универсальном, общечеловеческом значении. Подобные возвра-

щения, возрождения, восполнения можно рассматривать как выход (но с разных

сторон!) за пределы социальной истории.

Ведь культура - творческая деятельность "по преимуществу" (Л. Баткин) - выступает

оппонентом однозначных отношений социальной (модернистской - западной) истории.

Таким образом, здесь мы имеем дело с группой процессов иного рода, включая и те,

что опосредуют взаимосвязь социального развития и природной среды, а также и те, что

имеют своим основанием "обыденность", этот особый слой жизни социума (Бродель),

выступающий в роли скорее "неистории", чем "недоистории" (по Гефтеру) [5].

Триада процессов (исчерпание истории, выход за ее пределы и ее восполнение)

приводит к качественному преобразованию процесса эволюции человечества в целом;

отдельные "русла" этой эволюции - биологическое, добиологическое и социальное -уже

не только дифференцируются и противополагаются, но и взаимно релятивизи-руются,

образуя интегральный процесс эволюции во всей его многогранности, аналогичной

полноте жизни. В самом широком смысле сущность всех этих сдвигов в ходе "Великого

возвращения" заключается в обретении эволюцией подлинной глобальности,

глобальности такого порядка, который включает "исчерпание истории как формы

существования хомо сапиенс" и возможное становление постисторического человека

[5, с. 32].

"Великое возвращение" (а, может быть, точнее, Великое восполнение или обрете-

ние?) есть не только процесс, но и структура, которая формируется через преодоление

катастроф и жизнеподобий (например, выживание), не говоря уже о процессах распада,

асоциальности, дезорганизации. На данном этапе дело идет преимущественно о

распаде старых форм миробытия и миросознания, насыщенных квазиформами и

подобиями. Это время уже нельзя характеризовать в плане социальном как эпоху

"войн и революций": таковые исчерпали себя в XX веке, когда на смену социальным

революциям пришли сначала революции национальные или национал-социальные

(породившие как реакционные, так и утопическо-консервативные структуры), а затем

широкие общественные движения - "бунты" (май 1968 года; Культурная революция в

КНР) и фундаменталистские "консервативные революции". Нынешняя стадия "Вели-

кого возвращения" по типу общественных движений сопоставима скорее с эпохой

Осевого времени, когда действовал целый конгломерат социальных, культурных,

этнических, религиозных, территориальных движений, где первые далеко не домини-

ровали. Эта ситуация, замечу, симметрична исчерпанию социальной истории и ее

восполнению формами, ранее подавленными мировой (или, что одно и то же, западной)

историей.

Совокупность подобных движений определяет и тип общественного сознания, в

котором доминируют идеи распада, беспорядка, смерти, пустоты и который можно

определить, используя известные термины, как сознание Глобальной смуты. Этот тип

сознания присущ особенно ранним этапам "Великого возвращения", а на нынешней

стадии он характеризуется сменой разновидностей миросознания, т.е. таких видов

сознания, предмет которых - мир, человечество, планета, а то и Вселенная. Одна из этих

разновидностей определяется как холистское миросознание, постулирующее свой

предмет как целостную взаимосвязанность; другая разновидность - фрагментиро-ванное

миросознание, в пределах которого целостность объекта или вообще отрицается, или

признается как достаточно проблематичная.

Именно на нынешней стадии "Великого возвращения", когда холистское миросоз-

нание перестает быть доминирующим и доминантой становится фрагментированное

миросознание, резко возрастает спрос на синергетику вообще и хаосологию в

частности. Ведь они как нельзя лучше соответствуют и ситуации мирового беспо-

рядка, сложившейся после крушения биполярного мира, и иллюзиям о рождении уни-

фицированного гармонического мира. Еще в большей мере подъем ("бум") синергетики

объясняется тем, что произошло если не соединение, то "резонирование" массового

сознания - с одной стороны, и современного научного знания - с другой.

Поскольку идея хаоса идет из естественнонаучной сферы и передается в сферу

социально-гуманитарного знания, выполняя при этом роль общенаучной категории,

постольку не обойтись без краткого описания ее научного контекста.

Глобальная научная революция

Это понятие, предложенное, в частности, В. Степиным в конце 80-х годов [6],

характеризовало смену исторических типов науки в целом, начиная с XVII века; наш

предмет ограничен рамками четвертой по счету научной революции, в ходе которой

неклассическая наука, сложившаяся на рубеже XIX-XX веков, сменяется с середины XX

века и особенно с 70-х годов постнеклассической наукой. Рождающийся в ходе этой

глобальной научной революции тип знания отличен от неклассической науки по двум

основным параметрам - объекту/предмету и типу рациональности.
  . страницы:
1   6
2 >
3  
4  
5  
  . содержание:
       архи. трансформер ( развернуть и cвернуть )
      
  . архи.поиск:
  . архи.другое:
проект Которосль
  . архи.дизайн:
 
  Семён Расторгуев ©  рaдизайн ©


    © М.А. ЧЕШКОВ


    © 2007—2015, проект АрхиВсё,  ссылайтесь...
Всё.