проект:   cih.ru / архи.всё -> архитекторы
  Шехтель         -> pda - версия
Архи . всЁ
прессслужба
радизайн 2003
строительство

Федор Осипович Шехтель принадлежит к числу крупнейших зодчих рубежа 19-20 столетий. Сознательная жизнь и творчество этого замечательного мастера связаны по преимущест-ву с Москвой. И хотя он, подобно своим современникам, много проектировал для провинции, его творчество ассоциируется прежде всего, с древней столицей; здесь находится постройки, принесшие Шехтелю известность и определившее его вклад в историю не только русской, но и мировой архитектуры.
Шехтель начал с эклектике работал много в этом стиле и пользовался 1890-е годы до-вольно широкой известностью. Одновременно Шехтель - едва ли не самый яркий в России представитель модерна.
В отличии от определенной статичности творчества архитекторов - эклектиков, творче-ство Шехтелю- в непрерывной динамике стилевых исканий.
Шехтель - не только русский зодчий. Предреволюционного периода, но и советский зодчий. Председатель Московского архитектурного общества последнего предреволюционного десятилетия, он возглавлял его и впервые пять предреволюционных лет. Велико значения Шех-теля - педагога, преподававшего композицию Строгановском училище с 1898 года вплоть до смерти 1926 года.
Шехтель родился 1859 году в Саратове. Об отце его известно только, что он был инже-нером-технологом. Мат зодчего и жена (он был женат на своей кузине) происходили от семьи саратовских купцов Жегиных. Яркой и известной личностью был отец его жены Т. Жегин, при-ятель П.М. Третьякова близкий кругам московского просвещенного купечества, увлекавшийся искусством и коллекционированием. Это дружба, вероятно, и была причиной того, что мать Шехтеля Дарья Карловна служилой экономкой у Третьяковых, в доме которых часто бывал мо-лодой Шехтель.
К сожалению, архив зодчего утерян. Поэтому канва его жизни, особенно детства и от-рочества, прослеживается смутно, не позволяя ответить на многие вопросы. Неизвестно, где он получил первоначальное образование. В его личном деле из фонда Строгановского училища, хранящегося в Центральном государственном архиве литературы и искусства, имеется аттестат об окончании Тираспольской католической гимназии. В находящемся в том же архиве фонде Училища живописи, ваяния и зодчества - тот же аттестат и данные об учебе в училище 1876-1877 годах в третьем "научном" классе. Об остальном документы молчат. В мемуарах встреча-ется упоминание о работе Шехтеля архитекторским помощником у известных московских зод-чих конца 19-ого века А.С. Коминского и К.В. Терского. Имеются даже данные, что, будучи помощником последнего, Шехтель не просто помогал ему в проектирование театра "Парадиз" на Большой Никитской (театра им. В. Маяковского), но и составил проект фасада. Работа у обо-их зодчих оказалось, бесспорно, плодотворной для Шехтеля. Каминский - талантливый проек-тировщик, одаренный акварелист, знаток русского и западных средневековых стилей. Не без импульсов, полученных и Каминского, а может быть и под его прямым влиянием сложился ус-тойчивый и проходящий через всю его жизни интерес средневековому зодчеств, в тесной связи с осмыслением системы которого находятся поиски и открытия Шехтеля. Не без влияния Ка-минского развился, вероятно, и колористический дар Шехтеля - одного из самых замечательных мастеров цвета в архитектуре. Наконец, Каминский сыграл, очевидно, большую роль в судьбе молодого зодчего, ведя его круг московского просвещенного купечества и обеспечив его реко-мендациями среди состоятельных заказчиков. Но это все лишь догадки. Может быть, будущему зодчему в этом помогла мать, служившая у Третьяковой экономкой и бывшая фактически чле-ном их семьи. Однако членом этой семьи был и Каминский (жена его урожденная Третьякова).
У Терского будущий зодчий мог получить также знание стилей, любовь к Москве и древнерусской архитектуре.
До нас не дошли сведения, по какой причине Шехтель оставил Училище живописи, ваяния и зодчества, как протекало формирование его дарования, когда созрела решимость все-цело посвятить себя архитектуре, определилось призвание, а главное - проявилась вера в него.
С конца 1870 годов Шехтель начинает работать самостоятельно. Но в первое время за-нятия архитектурой занимают в его творчестве сравнительно скромное место. Шехтель иллюст-рирует и оформляет книги, журналы, рисует виньетки, адреса, театральные афиши, обложки для нот, меню торжественных обедов. В месте с братом А.П. Чеховым художником Н.П. Чеховым, с которым он познакомился и подружился в училище, Шехтель пишет иконы и создает монумен-тальных росписей.
Но самое большое место в деятельности молодого Шехтеля до конца 1880-х - начала 1890-х годов занимает работа театрального художника. Он создает костюмы и эскизы декора-ций, и эта деятельность позднее, в 1890-1900-е годы, как бы найдет продолжение в проектиро-вание театров и народных домов.
Шехтель как театральный декоратор тяготеет к сфере искусства, бывшей для конца 19-ого века анахронизмом, - к эпигонской романтической декорации казенной оперной сцены. Он работает помощником "мага и волшебника", декоратора Большого театра К.Ф. Вальца - непре-взойденного мастера превращений, сказочных метаморфоз, феерий, разрушений, бурь, фонта-нов, прославившегося постановками, представлявшими красочные, поражающие зрелища. Это одна сторона театральной деятельности молодого Шехтеля. Вторая - народный театр и оформ-ление народных гуляний. Он работает художником у знаменитого М.В.Лентовского, ориентиро-вавшегося на вкус массового зрителя, создателя театра "Скоморох". Об одной из постановок под название "Весна-красная" можно составить достаточно полное представление, поскольку сцены с ее изображениями были изданы Шехтелем в виде специального альбома.
Таким образом, истоки архитектурной деятельности Шехтеля восходят к двум источни-кам - к дожившей до конца столетия романтической традиции, оказавшейся особенно живучей в оперном и балетном театре, и к традиции народного театра.
Шехтель - типичная для конца 19 - начала 20 века фигура: художник, пришедший в ар-хитектуру, человек, не получивший специального образования. Тенденция к всеобщему и ради-кальному обновлению сложившихся норм не только в России. Но и повсюду в Европе выражает себя в наплыве в архитектуру лиц, минимально зараженных свойственными профессионалам предрассудками и потому более склонных к новшествам. Едва ли многие исторические перио-ды, разве только что эпоха Возрождения, могут похвалиться таким обилием проектирующих, работающих в области архитектуры и художественной промышленности живописцев. Очевид-но, это объясняется внутренними потребностями двоякого рода: во-первых, необходимостью переосмысления догматов своего искусства и искусства архитектуры, издавна считавшегося стилеобразующим; во-вторых, притягательность проектной практики для живописцев во мно-гом обусловлена тем, что эстетика рубежа столетий и всеобщая убежденность в преобразующей миссии искусства и его жизнестроительной функции связываются с архитектурой, точнее, с за-дачами преобразования жизненной среды обитания человека.
Однако то, что для большинства художников -В.М. Васнецова, В.Д. Поленова, К.А. Ко-ровина, А.Я. Головина, А.Н. Бенуа, С.В. Малютина, М.А. Врубеля и других - осталось все-таки эпизодом, "архитектурными упражнениями", для Шехтеля стала делом и смыслом жизни.
О раннем периоде творчества Шехтеля едва ли когда-нибудь удастся составить доста-точно полное представление. Он получил право на производство работ, которое давалось звани-ем техника-строителя, лишь 1893 году, когда проектировал особняк Морозова на Спиридоновке. Между тем известно, что уже в середине 1880-х годов по его проекту ведется застройка имений Кирицы и Старожилово в Рязанской губернии, строятся загородные дома в Московской и Яро-славской губерниях, отделываются интерьеры московских особняков.
Строительство дач, особняков и отделка интерьеров московских домов разветвленной фамилии Морозовых, сопутствовавшие этим работам творческий успех и признание определили дальнейшую судьбу молодого Шехтеля. Очевидно, запоздалое получение диплома техника-строителя в 1893 году одновременно с утверждением в Московской городской управе проекта особняка Морозова свидетельствует об окончательно созревшей внутренней решимости Шехте-ля посвятить себя по преимуществу архитектурной деятельности.
Работы Шехтеля. Начиная от наиболее ранних обнаруживают устойчивость и опреде-ленность интересов и симпатией, говорят об его увлечение средневековым зодчеством во всех его модификациях - древнерусским, романским, готикой. В спроектированных зодчим точно, например, назвать созданные со сложившимися ассоциациями между назначением и стилем вестибюль в особняке Морозова во Введенском переулке в египетском стиле, гостиную того же особняка и гостиную особняка Морозовой на Спиридоновке в стиле рококо, ванную в доме Уш-кова в мавританском стиле и т.д. Однако столь же очевидно и другие неизменное предпочтение отдавалось русскому, романскому и готическому стиле.
Причем. Настолько можно судить по выявленным сегодня постройкам Шехтеля основ-ные искания и открытия 1890-х годов связаны именно с готикой. В "русском" стиле он проекти-рует убранство Тверской улицы коронационным торжествам, Исторический музей, церкви, На-родный дом и народные театры.
Исторический музей - еще всецело ученическая работа, выполненная Шехтелем, оче-видно, в пору пребывания в Училище живописи, ваяния и зодчества. Из сооружений спроекти-рованных в "русском" стиле, наиболее примечательными являются Народный дом(1897), ос-тавшийся не осуществленным проект деревянного театра Сокольников, серия типовых проектов деревянных народных театров.
  . страницы:
1    
2    
3    
     
     
  . содержание:

  . архи.Лекции
  . архи.проекты:


  . архи.search:
  . архи.другое:
ШтоРаМаг 4
  . архи.дизайн:
  радизайн 2003  рaдизайн ©  



    © 2003—2015, проект АрхиВсё,  ссылайтесь...
Всё.