проект:   cih.ru / архи.всё -> архи география
  Архангельское         -> pda - версия
Архи . всЁ
прессслужба
радизайн 2003
строительство


Среди замечательных архитектурных ансамблей, построенных под Москвой в конце XVIII — начале XIX века, одно из первых мест по праву занимает Архангельское.
Здесь, по словам А.- И. Герцена, «человек встретился с природой под другими условиями, нежели обыкновенно. Он потребовал от нее одной перемены декораций для того, чтобы отпечатать дух свой, придать естественной красоте красоту художественную, очеловечить ее...».
И человек, а это очень часто был крепостной русский мастер, сумел блестяще воплотить в жизнь проекты зодчих и стал истинным творцом «красоты художественной», создав один из наиболее гармоничных дворцово-парковых ансамблей России.
В Архангельском в процессе строительства и украшения усадьбы — работы, которая продолжалась почти 50 лет,— выросла целая плеяда крепостных художников, архитекторов, лепщиков, краснодеревцев, хрустальщиков — настоящая художественная школа. Основную роль в ней играло «живописное заведение», откуда вышло несколько десятков крепостных живописцев.
Уже в начале XIX века, когда владельцем усадьбы стал богатейший вельможа и меценат князь Н. Б. Юсупов, Архангельское превратилось в хранилище огромных художественных ценностей. Одна картинная галерея насчитывала более 500 картин, в том числе полотна таких выдающихся мастеров, как Рембрандт, А. Ван-Дейк, Клод Лоррен, Дж. Б. Тьеполо, Ф. Буше, Ж. Б. Грёз, Ж. Л. Давид, и многих других живописцев XVI—XIX столетий. Дворец был украшен первоклассной скульптурой, редкостной мебелью, старинными коврами, фарфором и бронзой.
Все это — великолепный дворец, редкий по красоте парк, театр с декорациями знаменитого П. Г. Гонзага — поражало воображение современников. Стены старого дома помнят Н. М. Карамзина, А. С. Пушкина, П. А, Вяземского, А. И. Герцена и Н. П. Огарева.
Однако очень немногие могли видеть в то время художественные сокровища усадьбы и замечательный ансамбль, где слились воедино архитектура и природа.
И только октябрь 1917 года открыл для народа двери всех дворцов старой России, в том числе и Архангельского. «Великая пролетарская революция,— говорилось в решении Наркомпроса по поводу открытия подмосковных музеев,— освободила произведения искусства из царских дворцов, помещичьих усадеб, барских особняков. Пролетарская революция дала нам возможность открыть дворцы и музеи на всенародное обозрение.
В исторический день 1 мая 1919 года отдел по делам искусства и охране памятников... открывает дворцы-музеи в усадьбах Останкино, Кусково, Архангельское... и охрану их вручает самому народу».
С той поры миллионы людей смогли познакомиться с этим замечательным памятником русской культуры, оценить его и отдать должное труду и таланту его создателей.

ИСТОРИЯ УСАДЬБЫ

Я до сих пор люблю Архангельское.
Посмотрите, как мил этот маленький
клочок земли от Москвы-реки до дороги...

А. И. Герцен

Традиции русской национальной культуры, на редкость многообразно представленные в Подмосковье, отразились и в замысловатых узорах наличников крестьянских домов, и в облике архитектурных ансамблей дворянских усадеб, построенных в XVIII—начале XIX века. К числу таких усадеб принадлежит и Архангельское. Но прежде чем стать выдающимся памятником русского классицизма, Архангельское прошло путь длиной почти в три столетия.
Еще в 1537 году в «разъезжей грамоте» звенигородских писцов, определявшей границы поместных земель, упоминается вскользь сельцо Уполозы. Так по имени мелкого дворянина А. И. Уполоцкого, за которым сельцо было в вотчине, называлось тогда Архангельское. Население села в XV—XVI веках, как правило, состояло из самого вотчинника, его слуг и холопов. К селу «тянули» разбросанные на полянах и вырубках деревеньки по два-три двора, в которых жили крестьяне.
Боярский двор стоял чаще всего вблизи церкви, которая служила центром усадьбы. Вокруг хором располагались амбары, погреба, поодаль конюшенный и скотный дворы.
Примерно так выглядело в конце XVI века и сельцо Уполозы, стоявшее на высоком берегу Москвы-реки: «...церковь... без пения да два двора вотчинниковы». Других сведений о селе вплоть до 1623 года неизвестно.
Начало XVII века было одним из самых трудных периодов в истории Русского государства. Разорение от «великого голода», многолетняя польско-шведская интервенция нанесли громадный урон стране, и в особенности Подмосковью. Опустевшие деревни и села часто за бесценок продавались владельцами. Сменили хозяев и Уполозы, купленные у вдовы вотчинника братьями Киреевскими. Однако Киреевские недолго владели этой усадьбой: уже в 1646 году в писцовой книге Московского уезда числится «за боярином Федором Ивановичем Шереметевым село Уполозье, Архангельское тож на реке Москва, а в селе церковь деревянная... да 6 дворов...». Вскоре от Шереметева село перешло по родству к Одоевским, а в 1681 году — к Черкасским.
В 60-х годах XVII века вместо ветхой деревянной церкви была выстроена «в том селе церковь каменная» — единственная постройка старой усадьбы, сохранившаяся до наших дней. Церковь Михаила Архангела дала другое название селу Уполозы—Архангельское. Строителем этой церкви, возможно, был каменных дел мастер Павел Потехин.
Церковь в Архангельском принадлежит к традиционному типу небольших вотчинных храмов второй половины XVII века. Стремление к декоративности, многообразию объемов, живописности общего силуэта, характерные для древнерусской архитектуры, находят здесь свое выражение в том, что два небольших придела ставятся по диагонали по отношению к центральному четверику. Прием очень редкий и выразительный. Внутри здания обращает на себя внимание смелая конструкция сводчатых перекрытий, опирающихся не на четыре, как было принято, а только на два столпа. Вход в церковь был с северной, а не с западной стороны, как обычно. Он был ориентирован на дорогу, идущую от боярских хором и селения. Интерьер церкви был прост: побеленные стены, выложенные из белых и черных керамических плиток полы, подаренная местными вотчинниками церковная утварь.
Течение времени, новые вкусы и практические потребности, менявшиеся на протяжении 300 лет существования церкви, внесли целый ряд изменений в ее внешний облик и планировку. Наиболее значительной перестройке церковь подверглась в 1848 году. В XIX веке старая тесовая кровля была заменена железной, а живописные кокошники закрыты скучной четырехскатной крышей. Рядом с церковью была выстроена сначала деревянная, а в 20-х годах XIX века—высокая каменная колокольня с часами, не сохранившаяся до наших дней.
К середине XIX века население села и окрестных деревень значительно выросло, поэтому для расширения церкви разобрали древний южный придел и пристроили новый, больших размеров. С северо-запада также была сделана пристройка, а вход был пробит в западной стене. Именно такой до недавнего времени и была церковь, почти утратившая облик XVII века. В конце 1960-х годов была проведена реставрация церкви и одновременно восстановлена построенная в 20-х годах XIX века глинобитная ограда с башнями.
На редкость удачно было выбрано место для постройки. Высокий крутой берег реки как бы поднимает небольшое здание, живописный силуэт которого с рядами уходящих вверх, к куполам декоративных кокошников хорошо смотрится на фоне неба и сосен. Когда вы подходите ближе и останавливаетесь рядом с церковью, перед вами открываются удивительные по красоте дали за Москвой-рекой.
В 1703 году Архангельское переходит в руки князя Дмитрия Михайловича Голицына (1665— 1737), известного государственного деятеля начала XVIII века. В 1697 году Петр I отправил его за границу «для науки воинских дел». Д. М. Голицын был большим любителем книг и владельцем известной библиотеки. Его политическая карьера была прервана в 1730 году после неудачной попытки членов Верховного тайного совета, в котором князь имел большое влияние, ограничить в пользу узкой верхушки русской аристократии власть императрицы Анны. Удалившись от дел, Голицын переезжает в Москву и занимается устройством своих подмосковных вотчин.
В Архангельском старый боярский двор с рублеными хоромами допетровского времени из трех небольших светлиц, с дубовыми лавками и столами, сработанными местным плотником, не мог уже удовлетворить князя. Не нравились ему, вероятно, и старые службы, стоявшие рядом с домом, поварня, амбары, разбросанные в беспорядке вокруг усадьбы, скотный двор, конюшня, ткацкие избы. Единственное, к чему он отнесся, по-видимому, с большим интересом, были устроенные еще в XVII веке оранжереи, которые совсем не соответствовали старинному быту этой скромной усадьбы.
Вдали от церкви и старой усадьбы Д. М. Голицын начинает строительство нового дома. И хотя дом был выстроен по-старинному, из «брусчатого леса», он выглядел совершенно иначе, чем прежде. Дом имел тринадцать покоев и зал с камином на заморский манер.

  . страницы:
1    
2    
3    
4    
5    
  . содержание:

  . архи.Лекции
  . архи.проекты:


  . архи.search:
  . архи.другое:
возвращение Буратино
  . архи.дизайн:
  радизайн 2003  рaдизайн ©  



    © 2003—2015, проект АрхиВсё,  ссылайтесь...
Всё.