Международная выставка архитектуры и дизайна
«Арх-Москва»   → все фоторепортажи

Эффект дежавю,
или Интервенция по-ярославски (часть 4)

«Арх-Москва» традиционно является главной архитектурной выставкой года. Это топография архитектурного ландшафта страны. На этот раз ландшафта секретного. Экспозиция этого года – потаенные тропы современных российских зодчих, по которым они мечтательно бродят одни, как правило, без пытливого сопровождения заказчика… Дело в том, что в этом году выставка юбилейная, десятая по счету. И ее кураторы обыграли латинскую цифру «X» – «икс» , что-то неизвестное. На программках выставки этот икс материализовался в метафору перекрестка. Сиречь: российская архитектура на перепутье.

Впервые за годы проведения «Арх-Москвы» ее концептуальной основой стала идея поиска альтернативного пути развития современной российской архитектуры внутри отечественного арх-цеха. (Хотя и без традиционного «привоза» мировых архитектурных звезд тоже, к счастью, не обошлось: Даниэль Либескинд, Заха Хадид, голландская группа MVRDV ). Напомним, что в прошлом году эмблемой выставки был дорожный «кирпич», что называется, приехали… И в отношении того, что в основном строится сейчас по стране диагноз, вероятно, верен…

– Сейчас в архитектурной практике России сложилась довольно порочная связь между бизнесом, инвестирующим слащавую архитектуру, напоминающую торты и пирожные, и архитекторами, скрывающими свою неловкость от участия в этом за излишней манерностью, маньеризмом, стебом. – констатировали кураторы «Арх-Москвы» этого года Влад Савинкин и Владимир Кузьмин, но, несмотря ни на какие прошлогодние «кирпичи», пошли дальше, заявив: Но мы хотели представить «другую» архитектуру. И естественно было искать «другое» в неопубликованных, нереализованных, таким образом, свободных от рыночного давления проектах.

У заведующего кафедрой архитектуры ЯГТУ профессора архитектуры Н. Н. Кудряшова, обходящего экспозицию выставки в составе организованной Департаментом градостроительства и архитектуры Ярославской области делегации, сложилось устойчивое ощущение эффекта дежавю. Оттого что даже концептуальные, ранее засекреченные материалы маститых архитекторов страны напоминали все то, что уже известно и опробовано в современной западной архитектуре. Это некая компиляция компиляторов. Так как известно, что крупнейшие западные архитекторы (так называемая «бриллиантовая сотня» современной мировой архитектуры) сами признаются в том, что они компилируют творчество русских авангардистов начала ХХ века. «Все мы учились у русских», – сказала как-то великая арх-леди современности Заха Хадид.

Однако была у испытанного ярославским профессором архитектуры эффекта дежавю еще одна предпосылка. Столичным вариантом ярославской выставки «Город молодых» назвал он «Арх-Москву» этого года. Те же идеи, образы, формы, только уровень подачи на порядки выше. И то понятно: с московскими гонорарами (которые раз в 5-10 выше ярославских) и развитой индустрией макетных мастерских почему бы архитектору не побаловаться дорогостоящим пластиком и системой неоновой подсветки, презентуя свой пусть даже и незамысловатый проект?

Впрочем, у Юрия Григоряна (архитектурное бюро «Проект Меганом») даже формальные поиски способов подачи материала обрели концептуальное измерение. «Авангардным антиквариатом» назвал их известный архитектурный критик страны Григорий Ревзин. Макеты Григоряна, представленные на «Арх-Москве», были выполнены из полос ржавого металла и будто рисунки русского авангардиста начала ХХ века Эль Лисицкого сохраняли, по образным наброскам критика, «колотый строй хаоса и… фактуру полустершегося карандашного рисунка на антикварной кальке»…

Вспоминалось имя Эль Лисицкого при осмотре экспозиции «Арх-Москвы», пожалуй, еще только раз. Когда взгляд упирался в уже знакомые ярославцам проуны (вертикальные небоскребы), которые выставили на «Арх-Москве» ярославские молодые архитекторы из творческой группы «ШтоРаМаг». Это очередная четвертая по счету интервенция (вторжение) молодых зодчих Ярославля в международное архитектурное поле архитектуры.

Первой интервенцией была нашумевшая победа концептуального проекта «Bio - city» Кудряшова младшего и Семена Расторгуева во всемирном архитектурном конкурсе «Атлас архитектуры будущего» и участие его авторов в XXI Международном Конгрессе архитекторов в Берлине. Второй – победа ШтоРаМагов (Сергей Штокало, Семен Расторгуев, Алексей Магай) с проектом «Ярославль- Millenium», как видно уже из названия посвященным 1000-летию Ярославля, во всероссийском архитектурном конкурсе «Workshop Russia» (Мастерская России) и участие в экспозиции «Арх-Москвы» прошлого года. Третьей стало участие того же состава молодых архитекторов Ярославля в самом крупном событии мирового архитектурного процесса IX Венецианской биеннале. И вот четвертое вторжение – презентация своего венецианского творчества на «Арх-Москве» этого года. Проект называется «Интервенция в лагуну» и представляет собой освоение венецианских водных пространств посредством современного инварианта творческих поисков Эль Лисицкого.

В современной западной и прогрессивной российской архитектуре обращение к первоисточникам, а не цитирование современного зарубежного опыта – показатель хорошего тона в профессии. Возможно, именно поэтому проект ярославцев был представлен в экспозиции «Арх-Москвы» на третьем почетном этаже славы среди света выставленных там же проектов западных арх-светил. Молодых ярославских архитекторов в составе венецианского десанта России назвали в духе юбилейной символики «Арх-Москвы» X-generation современной российской архитектуры и пророчили им стать в авангарде желанного преодоления разрыва между современной российской и общеевропейской современной архитектурой.

 

параллельно Выставка в ЦСА «АРС-Форум» (Ярославль)
«Портфолио архитекторов Ярославля»

Заказать заказчика

Идея выставки, которая проходила в Ярославле параллельно «Арх-Москве», незатейлива: показать, каким город становится благодаря усилиям его архитекторов (поколение 25-30-летних). Этим она принципиально отличалась от «Арх-Москвы» этого года и от традиционной выставки молодых зодчих Ярославля «Город молодых».

…«Флирт с деконструктивизмом» (как шутил теоретик современной архитектуры Чарльз Дженкс) у Григория Дайнова, в совместных проектах Александра Качалова и Сергея Фомина. Классический неоконструктивизм в работах Ильи Егорычева в соавторстве с Олегом Бересневым. Неоконструктивизм с оттенками классицизма в новой работе Антона Бабаева и Андрея Волкова, многофункциональном центре на пл. Труда. Автоцитаты Сергея Бурова и Михаила Морозова (как-то уж слишком цилиндрические объемы жилого дома по ул. Доронина перекликались с таковыми же у здания Газпрома на пл. Труда). Московский постмодернизм в работах Сергея Струнина (ладно в Москве детали размером с этаж, а вот в нашем пока еще «человечном» Ярославле создавать такой прецедент преступно) и т. д.

Но если об идеях еще можно говорить, то за подачу материала, будь у выставки взыскательное жюри, за редким исключением поставили бы «двойки». В принципе, о выставочной подаче своего творчества подумал только Дайнов. В его стендах чувствовалось пространство (трехмерные объемы зданий расположены по плавающей 3 D -оси с расстановкой видовых точек). Отчасти, видимо, попытались воздействовать на жюри конкурса реконструкции гостиницы «Юбилейная» Качалов и Фомин, причем не только визуальными средствами, но и с помощью цитат классиков архитектуры. Остальные же ограничились обязательными при сдаче проекта заказчику видами фасада, распечатанными в большинстве своем на формате А4.

Вообще-то на формате А4 работаем мы, журналисты, а архитекторы традиционно берут формат побольше. На выставке же в АРС-Форуме не покидало ощущение, что скоро активно практикующие зодчие Ярославля и вовсе перейдут на формат А5, и архитектор будет отдавать заказчику проект в конвертике и взамен получать конвертик другой… И так чтобы изо дня в день. Вероятно, это для кого-то идеал существования в профессии.

Если отработанная на Западе система конкурсов приучила архитекторов ответственно подходить к подаче результатов своей работы (в конце концов, от этого там зависит получишь ли ты заказ, деньги, хорошую репутацию), то у нас в Ярославле при наших «липовых» конкурсах, архитекторы, кажется, о подаче не очень задумываются. И так сойдет. И ведь сходит! И ярославские заказчики тоже готовы рассматривать в микроскопических масштабах то, что мегаобъемом потом будет «мозолить» глаза и без того сердитым горожанам. Впрочем, на недавно состоявшемся в Ярославле Губернаторском приеме Областную премию им. П. Д. Барановского в области архитектуры вручили Роману Бобовичу за систему подсветки зданий Ярославля. Вот так, если не архитектуру, так способы ее подачи (в данном случае в темное время суток) стимулируют у нас в Ярославле на высоком властном уровне.

Кто-то из посетителей окрестил мероприятие в АРС-Форуме «выставкой шабашек». И тут уже речь шла не только о качестве и формате подачи, но и о не ахти какой детальной проработке проектов, и о само- (и не всегда только «само») повторах авторов, и вообще о малой степени концентрации работ на кв. м выставочного пространства. Не то, что на упоминавшейся выше выставке «Город молодых», где молодежь завешивала проектами, портретами Ле Корбюзье, ссылками на собственные архсайты, концептуальными слоганами и т. д. стены АРС-Форума в буквальном смысле слова от плинтуса до потолка, уставляла макетами его горизонтальные пространства…

По крайней мере, прослеживалась очевидная закономерность: достойны по идеям и подаче были на выставке «Портфолио архитекторов Ярославля» именно те проекты, у которых по большому счету не было заказчика (это комичная ситуация свободы архитектора, которому удалось «заказать заказчика»). Делались они либо для конкурса (конкурсный коттедж «ДомЗагороДом»* Дайнова и Дмитрия Турбина, проект реконструкции гостиницы «Юбилейная» Качалова, Фомина), либо и вовсе для заграницы ( Meander 3D** и Floating *** домики Дайнова). Эти проекты чистая контрабанда на выставке в АРС-Форуме, так как организаторами ставилось условие: представить только те проекты, которые реализуются в Ярославле или уже реализованы…

В ярославской архитектуре существует четкая, отделенная шлагбаумом, граница между концептуальной и реальной архитектурой, архитектурой, которая выставляется на международных и столичных выставках и той, которая реализуется в Ярославле… Ярославлю нужна «контрабанда» собственной архитектуры. И, может быть, так же, как перестал быть для Ярославля запрещенной контрабандой опыт зарубежных коллег, ярославская «другая» архитектура займет свое достойное место в городе…

Если в Германии заказчика (также как и архитектора) «заказывает» общество посредством десятилетиями отработанной системы инвестиционных и архитектурных конкурсов, то у нас в Ярославле социальный заказ на архитектуру, формальной реализацией которого и являются конкурсы, развит пока слишком слабо. И, видимо, только с его развитием и конкурсной интервенцией в градостроительную практику Ярославля возможно появление в городе прогрессивной современной архитектуры и избавление от подсознательного «криминала» честных перед лицом профессии ярославских архитекторов и людей, не равнодушных к архитектуре.

Питер Нойвер, директор Музея декоративно-прикладного искусства в Вене (МАК), экспозиционный импресарио звезд мировой архитектуры как-то сказал: «Вам (в России – прим. О. О. – локальнее: в Ярославле) нужно создавать атмосферу поклонения архитекторам. Только это может спасти вашу архитектуру»…

* ДомЗагороДом – конкурсный проект с четко оговоренной программой, предусматривающей 500-600м2 общей площади. Целевая группа – семьи молодых преуспевающих российских предпринимателей. Место-Подмосковье. Дом, аппелирующий к понятиям приватности, самолюбования и некоторого эпатажа. Находясь в любой части дома можно видеть его-же фрагмент... Форма дома и его пространственная структура являются проекцией «национального характера» на конструктивные возможности традиционной стоечно-балочной системы. (Здесь и далее: комментарии автора проекта - Григория Дайнова).

** Meander: дословно – извиваться, изгибать. Форма дома и его внутреннее пространство созданы при помощи одной, нужным образом изогнутой в пространстве, плоскости. Результат – максимальное единство формы и интерьера. Также как и Floating House этот дом не конфликтует с традиционной трактовкой «дома как укрытия» ( house is a shelter), он лишь предоставляет большую степень эмоциональной свободы для его обитателей.

*** Floating: дословно – текущий, фигурально – зависающий, опровергающий ощущение неподвижности.Призматический объем 2 этажа «зависает» над первым уровнем дома, зрительно (но не конструктивно) его не касаясь, «фиксируя» процесс формообразования в одном из его нестатичных фрагментов. Подобная динамическая «незаконченность» объема дает возможность эффектно манипулировать естественным освещением интерьера, в том числе, используя постоянно меняющийся рисунок солнечных бликов на потолке гостиной, отраженных поверхностью бассейна.

 

полная версия статьи
«Ярославлю не хватает контрабанды
собственной архитектуры»

 

Ольга Орлова

 






  Арх-Москва X 2005 | фоторепортаж  
 
 
  Арх-Москва X — 2005 / фоторепортаж
    











← статья   ↑ часть 1   ↓ часть 2
 
Протофайлы
  Бродский
   Асадов
    био
     Филиппов
      MVRDV
       Veech Media Architecture
        Zaha Hadid
         Даниэль Либескинд
 
   АрхМосква 04 Арх-Москва 2004
стройплощадка
Фоторепортаж о выставке Арх-Москва 2003
АрхМосква 2002  Арх-Москва 2002    



  ПТАХИ новости проекты в разработке лаборатория куча площадь заказы гости о сайте  





  cih.ru design by Ra design nmaxu@ya.ru