глазами клоуна < кулуАры < нАш, только нАш! 
 
   нАш, только нАш!   

ТЮЗ в очередной раз порадовал нас интересным экспериментом. Все дело в том, что спектакль «Доктор Чехов и другие» идет не только на ярославской, но и на самарской сцене. Общие у спектаклей только автор текста Антон Чехов и режиссер-постановщик Александр Кузин. Все остальное разное: художники, актеры… Хотя, впрочем, актерами театры иногда обмениваются. Так, например, в прошлом году в Самару играть в спектакле «Доктор Чехов и другие» приезжали артисты нашего ТЮЗа: Илья Богатырев, Владимир Гусев, Ирина Капралова. А недавно с ответным визитом в Ярославль приехали актеры самарского ТЮЗа «СамАрт»: заслуженная артистка Татарстана, лауреат Государственной премии и Национальной премии «Золотая маска» Роза Хайруллина и заслуженный артист России Юрий Долгих.
Два подвижных человечка небольшого роста появились в закулисье ТЮЗа и сразу внесли туда живость, веселье, радостную суматоху. Смешные, добрые, разговорчивые. Не успев отдохнуть от долгой дороги, артисты уселись и начали рассказывать. Смеялись: «Так и запишите: интервью экспромтом!» А еще сожалели, что спектакль им играть не так же, прямо с поезда. Экстремальные ситуации дают особое ощущение остроты, без которого эти двое, как выяснилось в ходе беседы, в театре существовать не могут.


Р.Х.
Мы с Юрой никогда не договариваемся ни о чем заранее. Мне вообще театр напоминает поле. И вот если его, театр, мыслить этим футбольным полем, мы с Юрой никогда не договариваемся в раздевалке, кто кому будет пинать мяч и как кто будет его ловить. Это такой кайф – экспериментировать с ним на сцене, потому что он всегда готов. Мне очень важно бывает «сцепиться» с Юрой глазами, когда я только выхожу на сцену, а он уже творит. И мне очень важно увидеть, в каком он настроении. «Летает» он сегодня или «не летает». Про дуэт, который мы создали в спектакле «Доктор Чехов», говорят, что бегают по сцене два непонятных существа: такой «пинг-понг» получается.. Мои друзья из Казани считают, что я «нашла свою вторую половину клоуна». Для меня их признание – лучшая похвала.
Ю.Д. У нас было поначалу так: Роза говорила: "Ты знаешь, я хочу попробовать одну вещь на спектакле", я говорил: "Не надо, не рассказывай. Вот возьми, попробуй, а я буду это ловить " Тогда сумасшедший азарт появляется. Думаешь: "Ой, как классно! Ой, как классно она это сделала! " И ты уже готов включиться. Это как трамплин. Если трамплин хорошо раскачал твой партнёр, то тебе легко от него оттолкнуться, прыгнуть и полететь. Я очень уважаю артистов цирка. У них есть такой закон: сам разбейся, но партнёру не дай разбиться.
Р.Х. Хороший партнер – это пятьдесят процентов успеха. Театр – это командное дело. Один здесь ничего не сделает.
Ю.Д. Все живут одним дыханием. Нас так учили. Вот начинается спектакль. Например, "Мамаша Кураж" А. Шапиро по пьесе Б. Брехта. Я еще за кулисами. Роза на сцене начинает петь зонг…
Р.Х. А он уже чувствует, как пройдет спектакль!
Ю.Д. Да, по тому, какую она взяла интонацию, - хотя, казалось бы, зонг! – это даже не монолог! – я понимаю, в каком направлении мне надо двигаться дальше. Нельзя допустить диссонанса.
Р.Х. И это очень важное качество актера, когда он не замыкается в своей коробке. Не носит свое «Я Есмь» на сцене. Актер, вообще, очень открытая профессия на сцене и очень закрытая в жизни. Так в идеале.
Потому что состояние одиночества и процесс духовного накопления обязательно должны присутствовать. Иначе просто может настать момент, когда тебе нечего будет отдать людям. И очень часто такое бывает.
Ю.Д. Федерико Феллини говорил, что артист обязательно должен быть клоуном. И о своей супруге Джульетте Мазине он говорил: «это великий клоун». Она не актриса, а «великий клоун», потому что у клоуна открыты все чувства. И если клоун плачет, то с ним плачет весь зал. Неважно, белый это клоун или рыжий. А если рыжий, то это еще страшней. Потому что это персонаж, который радуется жизни. И вдруг он плачет… Это способно потрясти.
Р.Х. Я считаю, что Юра – клоун. А увидеть, кто из нас рыжий, а кто белый – задача режиссера.
Вообще, про актерское искусство нельзя ничего сказать или написать. Это что-то такое… запредельное. Что-то шаманское. Это нельзя облечь в слова.




  

 
интервью экспромтом

25-26 февраля 2002г. в ТЮЗ играть в совместном спектакле
«Доктор Чехов и другие» приезжали артисты из Самары Роза Хайруллина и Юрий Долгих.

 
  на авАнсцене. Интервью с главным режиссёром  А.С. Кузиным
Акт первый "последние".  Критика. Почеркушки с фестиваля. Крупным планом: Виталий Стужев
антрАкт
свидание с актрисой Таисией Попенко
роман в письмах. Тет-а-тет. Александр Кузин и Таисия Попенко
Акт второй. "Ехай!". Критика. Монолог режиссера спектакля "Ехай!" Владимира Шелкова. По дорогам фестивалей. Театр и подросток.
Театральный разъезд. Юбилей Эльмиры Капустиной.
Записки на программках. Об  артисте Иване Баранове.
Кулуары. Роза Хайруллина об Александре Кузине.
Интервью экспромтом с артистами "СамАрта" Розой Хайруллиной и Александром Кузиным
  Ностальгия... на страницах выпуска, посвященного событиям сезона 2001-2002 г. вспоминается о премьере сезона 2000-2001 г. и дотюзовское прошлое артиста ТЮЗа Ильи Богатырева.
  Акт будущий. Пространство новой сцены. Мастер и его студенты (выпуск 2002 г.) Критика на спектакли "Мурлин Мурло" и "Панночка"
  Глобус. Франция: письмо Питера Брука. Германия: долгосрочное сотрудничество.
  Монолог у театрального подъезда. Критик Евгений Ермолин.
репертуар на октябрь 2002
анонс
клуб
о проекте


 



Сцены из спектакля «Доктор Чехов и другие».
Ю. Долгих и Р. Хайруллина./
Фото из архива театра
 

  Записала
Елена ЧИГИРИНА

  © При использовании любых материалов сайта ссылка на нАш, только нАш обязательна.

SUPERTOP   дебют издания / интернет версия.   За разъяснениями обращаться...   Powered by...