крупным планом < Акт первый < нАш, только нАш! 
 
   нАш, только нАш!    Виталий Стужев:
У каждого актера есть свой психофизиологический диапазон ролей. Раньше это называлось амплуа. Сейчас амплуа не столь популярны. Но все же в сознании каждого актера существует тот круг ролей, которые он, исходя из своих внешних и внутренних данных, сыграет лучше, и те роли, которые он сыграет хуже. Вот мне, например, всегда казалось, что горьковского Егора Булычева я никогда не сыграю. Точно так же, как и Ивана Коломийцева. Это те два русских типа в пьесах М. Горького, которые мне с моим взрывным темпераментом и восточной внешностью, казалось, никогда не осилить.
Иван Коломийцев - человек с мощным стабильным характером. Очень широкая, сильная натура. Причем сильная только внешне. Внутренне - рыхлая. В нем есть, конечно, и какие-то волевые качества, продиктованные его службой на командных постах в полиции, но, оказавшись в экстремальных ситуациях, он становится совершенно беззащитным и трусливым. Этот характер – полная противоположность моему!
Поэтому, когда Александр Сергеевич предложил мне роль Ивана Коломийцева, я очень сильно сомневался. Но в процессе работы мы вышли на то, что меня с этим характером объединяет.
Во-первых, Иван Коломийцев – дворянин. А что такое дворянин? Это определенный уровень образования, культуры… В молодости он играл роли в любительском театре. И, как бы его потом ни испортили служба в полиции, пьянки, распущенный образ жизни, изначально интеллигентность была в нем заложена. В этом персонаж мне близок. Даже биографически. Мои прадеды были столбовыми титулованными дворянами. Так что отталкиваясь от этой маленькой точки пересечения наших характеров и судеб я двинулся навстречу характеру Ивана Коломийцева, а он, ведомый Александром Сергеевичем, двинулся навстречу мне.
Если говорить о герое, то мы застаем его в спектакле в кульминационный момент его жизни: когда произошло покушение на его жизнь, когда он ездил в высшие инстанции для того, чтобы доказать свою правоту и вернуть себе свое место… Его оттуда просто вышвырнули. Потрясение - первопричина его существования на сцене. Отсюда эта заряженность на раздражение, на скандал…
Мне всегда интересно, чтобы персонаж не был однозначным. В роли Ивана Коломийцева много взрывных, эмоциональных сцен. Поэтому в работе над этой ролью я специально искал те редкие тихие эпизоды, в которых он мучается, в которых он растерян и одинок. Громкие скандальные сцены в спектакле чередуются с тихими сценами его мучений. Допустим, после резкой и злой сцены с Любовью он вдруг остается один. И жена проходит, через него, как сквозь стену. И он не знает, куда ему идти и чувствует абсолютное одиночество, неприкаянность… Этот кусок спектакля для меня очень ценен. А дальше приходит Надежда, и он не может показать перед ней свою слабость. Он снова должен переломить себя и стать сильным.
В моем персонаже много всего намешано. И этим он мне оказался интересен. Я бы не назвал Коломийцева сугубо отрицательным персонажем. Это скорее слабый и несчастный человек, который не нашел себя в жизни.

> Без парусов

> Почеркушки с фестиваля «Реальный театр».
 


Без парусов


Почеркушки с фестиваля
«Реальный театр».
  

 

М. Горький. «Последние». Режиссер-постановщик А. Кузин.
Художник К. Данилов. Премьера 18 октября 2001г.



 
  на авАнсцене. Интервью с главным режиссёром  А.С. Кузиным
Акт первый "последние".  Критика. Почеркушки с фестиваля. Крупным планом: Виталий Стужев
  антрАкт
свидание с актрисой Таисией Попенко
роман в письмах. Тет-а-тет. Александр Кузин и Таисия Попенко
Акт второй. "Ехай!". Критика. Монолог режиссера спектакля "Ехай!" Владимира Шелкова. По дорогам фестивалей. Театр и подросток.
Театральный разъезд. Юбилей Эльмиры Капустиной.
Записки на программках. Об  артисте Иване Баранове.
Кулуары. Роза Хайруллина об Александре Кузине.
Интервью экспромтом с артистами "СамАрта" Розой Хайруллиной и Александром Кузиным
Ностальгия... на страницах выпуска, посвященного событиям сезона 2001-2002 г. вспоминается о премьере сезона 2000-2001 г. и дотюзовское прошлое артиста ТЮЗа Ильи Богатырева.
Акт будущий. Пространство новой сцены. Мастер и его студенты (выпуск 2002 г.) Критика на спектакли "Мурлин Мурло" и "Панночка"
Глобус. Франция: письмо Питера Брука. Германия: долгосрочное сотрудничество.
Монолог у театрального подъезда. Критик Евгений Ермолин.
репертуар на октябрь 2002
анонс
клуб
о проекте


   
 
Записала
Ольга ОРЛОВА

  © При использовании любых материалов сайта ссылка на нАш, только нАш обязательна.

SUPERTOP   дебют издания / интернет версия.   За разъяснениями обращаться...   Powered by...