post & critique Почта & Рецензии
прислано & доставлено в web - издательство ШтоРаМаг :
 
издательство "ШтоРаМаг" Корпус 4

ИХ АДРЕС: «КОРПУС» 3  | альманах "Гамаюн" №19 1`2003

Первый ярославский архитектурный альманах «Корпус» оформлен по-настоящему
шикарно: твердая обложка, формат А4, мелованная бумага, цветные иллюстрации. Издание
ЯГТУ - незаменимый помощник при написании курсовых и дипломных работ по
архитектуре. Третий выпуск (2001 г.) содержит тезисы учений прославленных архитекторов
современности - Чарлза Дженкса, Роберта Вентури и др. Студенты могут совершить заочную
экскурсию по крупнейшим городам мира: Парижу, Риму и т. д., - дабы отдать предпочтение
тому или иному варианту «интерьера жизни».

«Корпус» написан сложным, зачастую витиеватым языком. Да и тема, выбранная для
обсуждения в данном номере, почти неподъемна - «постмодернизм». Вступительная статья
«Любим - не любим...» принадлежит перу профессора архитектуры Н. Кудряшова. С его
точки зрения, проблема многих неудачных неофитов постмодернизма (РоМо) - это
конструктивистская традиция крупных форм, автоматически перешедшая в рисунок
псевдоисторических деталей. «В результате появляются пугающие монстры Р. Боффилла.
Дж. Стерлинга. Ф. Джексона: детские игрушки размером с бульдозер».

«Эстафетную палочку» Н. Кудряшов передал своим молодым коллегам.

По мнению М. Кудряшова, термин «постмодернизм» достаточно неудачен. Правильнее
говорить не о постмодернизме, а о «ситуации постмодернизма». В подтверждение своей
мысли автор ссылается на «литературу мифов» (творчество В. Сорокина и В. Пелевина) и на
«феномен культа» (кинофильмы «Звездные войны», «Титаник», «Брат»).

В другой статье, «Откуда что взялось?», М. Кудряшов пишет: «Архитектура без
архитектуры» - именно так была названа американская выставка, устроенная в Париже в 1969
г. и сознательно направленная против эстетики функционализма. Обвинение в эстетической
бедности, «стерильности» форм, «безобразном машинизме», безвкусном однообразии. [...]
Постмодернисты не предлагали радикально новых идей. В противовес знаменитому
высказыванию, которым эти критики от архитектуры открыто кичились перед «пионерами»:

«У нас уже было будущее», - можно сказать, что постмодернизм у нас уже тоже был. а
именно сталинский неоклассицизм, и это был стиль намного более честный и корректный,
чем то, что мы увидели впоследствии».

Далее С. Расторгуев, В. Проценко, И. Егорычев и опять-таки М. Кудряшов применительно
к архитектуре рассматривают пространство. «Вентури работал со скошенным, искаженным
пространством. Активно использовал острые углы с целью утрировать перспективу. [...]
Дженкс сравнивает корбюзианское пространство с кубистскими, супрематическими
композициями (видимо, говоря о конкретности и завершенности; работы Малевича,
Кандинского и пр.). [...] Пространство становится неоднозначным, всюду проявляются
сложные намеки и ассоциации. [...] Можно забыть о кульминации, к которой стремится
практически каждый ряд элементов, - она никогда не будет достигнута».

В статье М. Кудряшова и И. Егорычсва «Историзм» объектом внимания стали проекты
архитекторов разных стран мира. «[...] так как основной лозунг постмодернистской
архитектуры «Прошло время великих идеи, настало время маленьких людей. Да здравствует
маленький человек!», то идеи Джонсона не получили такой широкой известности, как
работы Вентури. Клиентами его группы были в основном представители среднего класса, в
то время как архитектура Филиппа Джонсона предназначалась для «клиента со вкусом». В
числе прочих региональных направлений авторы статьи выделяют «Барселонскую школу» и
«Новый японский стиль». «Кисе Курокава и Кензо Танге использовали традиционную
эстетику дзэна, достигая общей кубической экспрессии, утонченности. Они применяли
подкрашенный бетон вместе с деревянными конструкциями балок и консолей. Здания
«японского стиля» сравнивали с «чайными домиками». М. Кудряшов и И. Егорычсв
затрагивают и проблему маньеризма. «Сознательное искажение всех культур, их смешение в
одной постройке порождает жанр пародии в архитектуре. Эта гибридизация даст
определенную цельность формы и ее художественную привлекательность. [...] Многие
архитекторы находят себя в запаздывании, в отставании от мировых культурных
тенденций».

В. Проценко привлекла «архитектура с человеческим лицом» - воспроизведение местных
особенностей. «В 1961 г. архитекторы Дарбурн и Дарк выиграли конкурс на постройку
комплекса Пимлико в Лондоне и других архитектурных групп, которые стремились к
всеобъемлющему преобразованию. По проекту Дарка, комплекс включает старые здания,
например, церковь XIX века из темного кирпича; обеспечивает различные виды
жизнедеятельности: пабы на углу, библиотеку, дом престарелых, жилые дома; много
озелененных пространств - все ожидаемо, привычно». Автор подчеркивает, что часто при
проектировании нового жилого комплекса архитекторы возвращаются не только к старым
прототипам, но и к характерным для конкретного места ситуациям и т. п. «Альдо Ван Дейк и
Тео Босх принимали такие отметины средневекового города как отправные точки при
проектировании. Их проект в Зволле, осуществленный между 1975-1977 гг.. реконструирует
много зданий старого исторического центра и дополняет их 21 деловым зданием и 75
новыми жилыми домами, следующими изгибам существующей планировки улиц, образуя
ряд различающихся пространств».

Тот же автор, В. Проценко, знакомит читателя с концепцией ад-хокизма, или
«архитектуры ад-хок» («по месту»). «Соучастие в проектировании стало в Британии в 1970-х
гг. респектабельным термином, который обычно обозначал одностороннюю консультацию с
теми, для кого осуществлялось проектирование. [...] Этот новый метод в архитектурной
деятельности Запада 1970-х гг. отражает утопическую веру постмодернистов в то, что
обновление метода проектирования без изменения социальных условий способно привести к
гуманизации жизненной среды и гуманизации человеческого существования». В. Проценко
полагает, что точных рецептов для «адхокизма» нет: в каждом случае это эксклюзив,
единичный экземпляр.

Статья М. Кудряшова «Радикальная эклектика» содержит следующую максиму:

«Архитектор должен учитывать меняющиеся коды. откликаться на них в своем творчестве.
[...] То есть, как только постмодернист обнаруживает новый код, новый символ, он,
несомненно, должен включить его в свою практику. Радикальный эклектизм отталкивается
от вкусов потребителей - как простых жителей, так и элиты. Он пытается установить контакт
между противоположными «вкусовыми культурами» на разных параллелях и уровнях:

бытовом, эстетическом». Хочется, однако, спросить автора: существует ли иная эклектика,
помимо радикальной; может быть, есть ретроградная? Ведь эклектика сама по себе -
проявление нонконформизма.

Подобные противоречия встречаются и в некоторых других статьях альманаха. Вместе с
тем архитектура как таковая - крайне разноплановая. многосторонняя сфера жизни.
Коллизии здесь неизбежны. И продемонстрированная составителями «Корпуса» попытка их
разрешения не может остаться незамеченной.

Редколлегия
 

Корпус 3
Корпус 2
Корпус 1
Редакция Корпуса

киса Куракавы → Кошка Куракавы

logotype x-4@ya.ru радизайн Radesign © 2003