проект:   cih.ru / архи.всё -> архи ГЭК
   Поздняя готика в Испании и Португалии
Архи . всЁ
прессслужба
радизайн
строительство

При короле Афонсу 4 (1325 – 1357) к романскому собору в Лиссабоне, несколько раз пострадавшему от землетрясений, было решено пристроить новую алтарную часть. Первоначально предполагалось, что восточная оконечность собора будет еостоять из высокого и узкого двухъярусного хора и деамбулатория с венцом многоугольных капелл. В 15 веке этот план был реализован в исправленном варианте. Единство свода, перекрывающего деамбулаторий, подчеркнуто непрерывным продольным ребром. Снаружи массивные контрфорсы выступают далеко за плоскость внешних стен – явная попытка уберечь здание от новых землетрясений.

Примечательные постройки были воздвигнуты также в Алентежу – области к югу от Лиссабона. Особенно интересен клуатр собора в Эворе, строительство которого началось после 1350 года. Четыре крыла, окружающие его, перекрыты круто уходящими ввысь нервюрными сводами. Травеи здесь также связаны воедино продольным ребром.

Качественным скачком в развитии португальской архитектуры стало возведение монастыря в Баталье, который был основан королем Жуаном 1 (1385 – 1433) по обету в честь победы над кастильцами в битве при Альжубаротте. Этот доминиканский монастырь с королевской заупоколной часовней ознаменовал возвышение новой Ависской династии, которая правила вплоть до прихода к власти Филиппа 2 (1598 – 1621). Монастырский комплекс расширялся и дополнялся новыми постройками вплоть до середины 16 века и, таким образом, в нем отразилось несколько эпох истории архитектуры в Португалии. Первый этап строительства начался в 1388 году; работы проводились по общему проекту Афонсо Домингеса, дополненному планом трехнефной церкви с трансептом и пятью капеллами.

В основе этого строения – тип храма, вполне характерный для нищенствующих орденов, но пропорции его необычны: длина здания – 80 м, ширина – 22 м, высота – 32,5 м. По своим масштабам оно явно ориентировано на образец монастырской церкви в Алькобасе. Такие черты, как базиликальный разрез (без трифория) и контраст между типом опорного столба и натуралистическими капителями, задали стандарт для ряда последующих построек, в первую очередь для августинской церкви Санта-Мария да Граса в Сантарене. В число этих построек следует также включить монастырь Игрежа ду Конвенту ду Карму в Лиссабоне. Примечательно, что он был основан в то же время, что и монастырь в Баталье, и также по обету; заказчиком его был Нуну Алвариш Перейра, военачальник в армии Жуана. После разрушительного землетрясения 1755 года от церкви этого монастыря сохранились лишь хоры и аркады центрального нефа; в настоящее время они встроены в здание Музея археологии.

В Баталье под началом Афонсо Домингеса были выстроены некоторые части церкви, а также королевский клуатр и зал капитула. В 1402 году руководство работами принял на себя мастер Угет. Этот архитектор был родом из Англии или имел английские корни. Сочетавшись браком с Филиппой Ланкастерской, дочерью герцога Джона Гонта, Жуан 1 установил династические связи между Португалией и Англией, поэтому не исключено, что на архитектуру Батальи оказала влияние английская “перпендикулярная” готика. Перед Угетом встала задача завершить работу над сводами, начатую Домингесом. Угет увеличил высоту центрального нефа, благодаря чему интерьер церкви стал светлее. Кроме того, он возвел западный фасад, где пышный пластический декор двери обрамлен линейным орнаментом центральной секции стены и увенчан ажурными окнами в стиле “пламенеющей” готики.

Но главным творением Угета стали две пристроенные к церкви заупокойные часовни: квадратная в плане Капела ду Фундадур с южной стороны, завершенная в 1434 году, в которой находятся гробницы Жуана 1 и его супруги, и круглая часовня, задуманная как усыпальница для Дуарте 1 (1433 – 1438) и членов его семьи. Последняя так и не была достроена и получила название “Капелаш Имперфейташ” – “Незавершенная часовня”. Капела ду Фундадур (“Часовня Основателя”) поражает мастерством каменной работы. Интерьер ее залит ярким солнечным светом и перекрыт восьмиугольным в плане куполом с изящным звездчатым сводом над гробницей королевской четы. Благородство графического архитектурного декора создает атмосферу невероятной легкости и ясности. Все стыки архитектурных элементов, нервюры, мулюры, растительные и геральдические мотивы выполнены с предельной утонченностью, а бледная окраска использованного камня делает интерьер еще изысканнее. Вероятно, Капелаш Имперфейташ намеревались оформить в таком же стиле. Это центрическое в плане строение, включающее семь капелл, выдержано в традициях таких испанских моделей, как заупокойная часовня дона Альваро де Луны в соборе Толедо или Капилья дель Кондестабль в Бургосе: как и эти мемориальные сооружения, Капелаш Имперфейташ примыкает к хору церкви с тыльной стороны.

Сохранилось в Португалии и немало ценных для историков искусства, хотя подчас и существенно видоизмененных в ходе реконструкций, образцов фортификационной архитектуры. Это замки в Лейрии, Веже и Гимарайише, крепости в Альмоуруле, Обидуше и Шавише, а также многочисленные крепостные башни и стены. Типичным образцом архитектуры такого рода служит замок в Брагансе, строительство которого началось около 1390 года. Стена ограды, укрепленная башнями, окружает монументальный жилой донжон – Торри ди Менажин. Оборонительные сооружения в Португалии сохраняли тесную связь с резиденциями знати вплоть до 16 века включительно: в неспокойные времена укрепленный дом был жизненной необходимостью. Более того, португальские архитекторы сыграли важную роль в завоевании и обороне колоний в Африке, Южной Америке и Азии, что в свою очередь способствовало сохранению и развитию традиций португальской фортификационной архитектуры.

Мануэлино

Трудно представить себе, как архитектурный стиль мануэлино может сочетаться с идеологией готической эпохи. И все же мы включим его в свой обзор, ибо истоки мануэлино следует искать именно в традициях поздней готики. В содержательном отношении, а точнее, в плане изобразительной программы этот стиль вполне соответствует своей эпохе, когда, оттеснив средневековую традицию, на передний план выступили задачи династической пропаганды и самоутверждения молодой колониальной державы. В качестве общего определения того времени термин “мануэлино” вполне уместен, ибо Португалия достигла своего расцвета как в политическом, так и в архитектурном отношении именно в период правления Мануэла 1 Счастливого (1495 – 1521). Но как название стиля этот термин уже не столь удачен. Под условным названием “мануэлино” скрывается причудливая смесь. позднеготических элементов самого разнообразного происхождения, ренессансных форм и оригинальной программы политической символики. В Португалии мавританское наследие не сыграло столь значительной роли, как в Испании.

Символами радикального преображения Португалии из позднесредневековой цивилизации в космополитическую культуру эпохи Великих географических открытий стали два здания конца 15 века. Архитектура францисканской церкви в Эворе, основанной Жуаном 2 (1481 – 1495), уже предвосхищает пространственные формы, характерные для 16 века. Широкий центральный неф, фланкированный боковыми капеллами, перекрыт непрерывным рядом цилиндрических сводов со стрельчатыми арками. Этот процесс зрительной унификации внутреннего пространства здания завершил итальянский архитектор Виньола при работе над церковью дель Джезу в Риме, которая затем послужила моделью для множества барочных храмовых интерьеров.

О поиске новых архитектурных форм говорят и другие типичные признаки мануэлино: широкие портики, порталы, украшенные витыми колоннами, и программные эмблемы (пеликан Жуана 2, армиллярная сфера Мануэла 1). В церкви монастыря Игрежа ду Жезуш в Сетубале мотив витых колонн перенесен в интерьер. Строительство этого зального храма, разделенного на три нефа равной высоты, началось в 1491 году. Шесть витых колонн, стилизованных под корабельные канаты, поддерживают нервюрный свод; заупокойная часовня (capela-mor) украшена сложным звездчатым сводом. Авторство этого проекта приписывают каменщику по имени Диогу Бойтак (или Бутака; ок. 1460 – 1528), который, вероятно, был родом из Франции. Позднее он задал стандарты официального стиля мануэлино в монастырях Белена и Батальи. Колонны церкви Мадалены в Оливенсе отличаются даже большей элегантностью и утонченностью, чем в Сетубале. Еще одна примечательная черта церкви в Оливенсе – великолепная криволинейная арка, ведущая в пресбитерий.

Монастырь иеронимитов в Белене (Вифлееме), расположенный неподалеку от устья реки Тежу за стенами Лиссабона, – подлинный шедевр эпохи правления Мануэла 1 как в архитектурном, так и в идеологическом отношениях. Именно в этот период, на рубеже Средневековья и Нового времени, благодаря географическим открытиям своих мореплавателей Португалия превратилась в мировую державу, чрезвычайно влиятельную как в сфере политики, так и в торговле. Завершенный в общих чертах к концу первой четверти 16 века, монастырь в Белене – великолепное произведение искусства, сочетающее в себе готические конструкции с декором в стиле платереско и с династической символикой, – носит ярко выраженный национальный характер.

Монастырь, основанный по приказу короля в 1496 году, первоначально планировался как усыпальница для монархов Ависской династии и культовый центр мореплавателей, отправлявшихся отсюда в дальние края. Но к строительству приступили лишь в 1501 году и передали новый монастырский комплекс монахам ордена иеронимитов.
  . страницы:
1  6
2 7
3  
4  
5  
  . содержание:

  . архи.Лекции
  . архи.проекты:


  . архи.search:
  . архи.другое:
открытки для архитекторов
  . архи.дизайн:
  радизайн 2004  рaдизайн ©  


    © Барбара Борнгессер. Russian Gothic Project
    © 2004 — 2019, проект АрхиВсё,  ссылайтесь...
Всё.